[Версия для печати]

«Информационная безопасность – уголовно-правовой аспект. Защита бизнес-информации от посягательств, в том числе, от посягательств со стороны правоохранительных органов» - круглый стол с таким названием был проведен 30 марта в рамках Юридического марафона «Право для бизнеса» 2015-2016 гг., организованного Уполномоченным по защите прав предпринимателей в Челябинской области, совместно с Центром общественных процедур «Бизнес против коррупции», юридическим сообществом и предпринимательским объединениями.  В течение двух часов юристы, представители бизнеса, включая сектор IT-технологий, представители предпринимательских объединений – «Деловой России», Южно-Уральской торгово-промышленной палаты, «ОПОРЫ РОССИИ», Союза промышленников и предпринимателей, ГУ МВД России по Челябинской области, общественные представители Уполномоченного по защите прав предпринимателей, эксперты регионального ЦОП «Бизнес против коррупции» активно обсуждали сложившуюся практику, нарушения и способы хранения адвокатской, коммерческой, служебной и других тайн.

       «Это шестой по счету круглый стол в рамках Юридического марафона, в ходе которого предлагается обменяться мнениями о состоянии одной из самых важных сторон правозащитной деятельности – сохранению информации. Ведь иногда ее утечка может, ни много ни мало, решить саму судьбу бизнеса и его владельцев», - сказала заместитель Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Челябинской области Ольга Милицына, открывая мероприятие.

          В первую очередь участники круглого стола поговорили об адвокатской тайне. «Лакмусовой бумагой» состояния гражданского общества назвал отношение к адвокатской тайне старший партнер адвокатского бюро «Ковалев, Рязанцев и партнеры», руководитель уголовной практики Александр Рязанцев. По его словам, адвокатская тайна имеет особый правовой режим, и по своему статусу сравнима с врачебной тайной, или с тайной исповеди. «Законодательство и позиция Конституционного суда дают четкий объем правовых привилегий адвокатской тайне, при этом перечень информации, попадающий в её рамки, не регламентирован. Это может быть устная и письменная информация, а также сведения, находящиеся на электронных носителях. Правовая позиция, признаваемая судебной практикой, говорит о том, что адвокат не может выступать в качестве свидетеля, невозможно использовать его показания и в качестве доказательства. Информация, изъятая в ходе оперативно-розыскных мероприятий, может носить статус адвокатской тайны и не используется в конкретном деле, по которому идет следствие. Однако сам факт изъятия в нашей действительности причиняет существенный урон лицу или компании. В целом, уровень посягательств на адвокатскую тайну выше уровня ее защиты », - рассказал Александр Рязанцев.

       «В случае изъятия информации у правоохранительных органов есть большой соблазн посмотреть на хозяйственную деятельность компании, найти там нарушения. Практика показывает, что много дел возбуждается после проведения оперативно-розыскных мероприятий в рамках одного уголовного дела. Возможно, целесообразней говорить не об адвокатской тайне, а о клиентской тайне, которая может коснуться каждого. Как говорит пословица «от сумы и от тюрьмы не зарекайся». Мы должны понимать, как мы защищены», -  поддержал коллегу руководитель Центра общественных процедур «Бизнес против коррупции» в Челябинской области Евгений Ковалев.  

      Об особенностях порядка и пределах сбора бизнес-информации при проведении оперативно-розыскных мероприятий рассказал адвокат Михаил Кириенко. «Основная проблема в том, что у нас размыта граница, после перехода которой можно сказать, что правоохранительные органы нарушили адвокатскую тайну. «Резиновая» природа целей и задач оперативно-розыскных мероприятий приводит к тому, что информация, не относящаяся к делу, попадает к правоохранителям. У нас в практике был случай, когда к клиенту пришли изымать документы с формулировкой в постановлении - «проверка признаков деяния, предусмотренных Уголовным кодексом». Никакой конкретики. В итоге, изъяли все системные блоки, серверы, в том числе бухгалтерские, и работа предприятия была парализована. При этом в копировании информации было отказано. Я считаю, что необходимо на законодательном уровне ограничить подобную деятельность органов следствия, чтобы следователь мог изъять только то, что касается конкретного уголовного дела. Решения Конституционного суда здесь недостаточно», - высказал свое видение вопроса Михаил Кириенко.

      При этом участники круглого стола пришли к выводу, что создание резервных копий может стать одним из действенных способов защиты информации. Также они отметили, что «тайна следствия» понятие «призрачное», поскольку определяется самим следователем.

      Следующей темой обсуждения стала коммерческая тайна бизнес-информации. По словам адвоката, партнера адвокатского бюро «Ковалев, Рязанцев и партнеры» Ольги Сидоровой, с каждым годом информация становится все более важным активом для бизнеса. «Под режим коммерческой тайны попадает информация, не касающаяся системы оплаты труда, загрязнения окружающей среды, противопожарная безопасность, численность работников. Бизнес должен самостоятельно предпринимать меры по охране конфиденциальной информации. Это, прежде всего, реестр документов, учет лиц, имеющих доступ к такой информации, нанесение грифа «коммерческая тайна». Режим конфиденциальности может стать защитой от конкурентов, но не от правоохранительных органов», - сообщила Ольга Сидорова.

       Между тем, по мнению участников круглого стола, сам бизнес относится охране конфиденциальной информации достаточно легкомысленно. «Мы рекомендуем коммерческим структурам, элементарно, уведомлять своих сотрудников, работающих с контрагентами, о режиме конфиденциальности, и на деле практически всегда сталкиваемся с тем, что в компаниях отсутствуют даже положения «О коммерческой тайне», - обратил внимание на проблему и.о.начальника управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД по Челябинской области Игорь Маринин.

     «Коммерческую тайну бизнесу необходимо защищать разумно-достаточными мерами», - резюмировал обсуждение доктор юридических наук, профессор, заместитель декана юридического факультета Южно-Уральского госуниверситета Алексей Минбалеев. – «Можно вносить соответствующий пункт в трудовой договор, следить, чтобы документы не находились в открытом доступе, но ключевой точкой является нанесение грифа, поскольку суды трактуют его отсутствие, как отсутствие коммерческой тайны. К сожалению, в защите коммерческой тайны существуют системные ошибки, носящие всеобщий характер. Это связано как с правовой неграмотностью нашего бизнеса, так и с частыми изменениями законодательства. Есть проблемы с пониманием режима конфиденциальности и у правоохранительных органов, что говорит о необходимости создания пошаговой инструкции к защите тайны».

      Подводя итоги работы, участники круглого стола согласились с целесообразностью создания перечня рекомендаций для бизнес-сообщества о том, как эффективней защитить информацию. По готовности рекомендации будут размещены на сайте Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Челябинской области.

  

Пресс-служба Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Челябинской области

Смирнова Ольга Владимировна. Тел.: (351) 776-76-79, моб.:8-922-755-0150

Дата публикации: 04 апреля, 2016 [18:15]
Дата изменения: 04 апреля, 2016 [18:16]
← Вернуться

Обнаружив в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.